Рубрика:

Интересные факты о Шерлоке Холмсе

Факты о Шерлоке Холмсе

Факты о Шерлоке Холмсе

1. Ростом он был более шести футов (более 180см), но при своей необычайной худобе казался еще выше. Худое, узкое как бритва лицо с крупным ястребиным носом, квадратным, чуть выступающим вперед подбородком и небольшими близко поставленными серыми глазами, сверкающими и «острыми, как рапиры», пронизывающими «пытливым взглядом».

2. Предки Шерлока Холмса были захолустными помещиками, но он считал, что склонность к наблюдательности и искусству у него в крови и идет она от бабушки, которая была сестрой французского художника Верне — баталиста и автора ряда картин из восточной жизни.

3. В колледже Холмс был нелюдимым, много размышлял над всем, что замечал и слышал вокруг — уже тогда он начинал создавать свой метод.

4. После первого раскрытого преступления («Глория Скотт») отец единственного друга Холмса сказал, что «все сыщики по сравнению с вами — младенцы». «Именно преувеличенная оценка моих способностей навела меня на мысль, что это могло бы быть моей профессией, а до того дня это было увлечение, не больше».

5. Впервые приехав в Лондон, Холмс поселился на Монтегю-стрит, совсем рядом с Британским музеем, где и проводил свой досуг, изучая все те отрасли знания, которые могли бы пригодиться в его профессии.

6. Не секрет, что Холмс был наркоманом. Он регулярно делал инъекции морфия и кокаина, считая, что наркотики удивительно стимулируют умственную деятельность и проясняют сознание, так что их побочным действием можно пренебречь.

7. Холмс написал довольно много научных работ, среди которых: «Определение сортов табака по пеплу» (о пепле ста сорока различных сортов трубочного, сигарного и папиросного табака); исследование влияния профессии на форму руки и работа об отпечатках следов (об использовании гипса для сохранения отпечатка).

8. Профессионально занимался боксом. Был одним из лучших боксеров в своем весе.

9. Свою скрипку работы Страдивари купил у еврея — старьевщика на Тоттенхем-Корт-роуд за 55 шиллингов. Настоящая же ее цена — не менее 55 гиней.

10. «Всякая жизнь — это огромная цепь причин и следствий, и природу ее мы можем познать по одному звену».

11. Ненавидел любые формы светской жизни.

12. Любил немецкую музыку, больше чем французскую или итальянскую, потому, что она «богата глубокими мыслями».

13. «Изучение Лондона — моя страсть». Холмс знал все закоулки, и проезжая по городу с закрытыми глазами, мог определить, в каком районе находится.

14. Пример роскошного ужина — парочка холодных вальдшнепов, фазан, паштет из гусиной печенки и несколько пыльных, покрытых паутиной бутылок старого вина.

15. А вот еще одно меню, выбранное Холмсом для приема гостей — устрицы, пара куропаток и небольшой выбор белых вин.

16. «Мой мозг бунтует против безделья»

17. «Я вижу высшую награду в самой работе, в возможности применять на практике мой метод».

18. «Самое главное — не допускать, чтобы личные качества человека влияли на наши выводы. Эмоции враждебны чистому мышлению».

19. Кстати, о чувствах. «Любовь — вещь эмоциональная, и, будучи таковой, она противоположна чистому и холодному разуму. А разум я, как известно, ставлю превыше всего. Что касается меня, то я никогда не женюсь, чтобы не потерять ясности рассудка».

20. «Я никогда не делаю исключений. Исключения опровергают правило».

21. Любил импровизировать на скрипке.

22. Холмс был удивительно мягок и вежлив в обращении с женщинами. Он не любил женщин и не верил им, но держался с ними всегда по-рыцарски учтиво.

23. «Женщинам никогда нельзя доверять полностью, даже лучшим из них».

24. Единственной дамой, которой восхищался Холмс, была Ирэн Адлер — «эта Женщина».

25. «Во мне заложены качества и великого лентяя и отъявленного драчуна».

26. Холмс — настоящий драматург. Его художественные инстинкты требовали хорошей режиссерской постановки сцен. «Наше дело было бы скучным, если бы мы время от времени не окрашивали его драматическими подробностями, которые придают блеск добытым нами результатам».

27. Холмс был «по-кошачьи» чистоплотен: идеально выбритые щеки, рубашка без единого пятнышка — даже в походных условиях.

28. Несмотря на то, что в своей умственной работе Холмс был точнейшим и аккуратнейшим из людей, а его одежда всегда отличалась не только опрятностью, но даже изысканностью, во всем остальном «это было самое беспорядочное существо в мире».

29. Сигары Холмс держал в ведерке для угля, табак в носке персидской туфли, а письма, которые ждали ответа, прикалывал перочинны ножом к деревянной доске над камином.

30. Любил стрелять из револьвера, украшая стену патриотическим вензелем «V.R.»

31. Разбирал бумаги не чаще одного — двух раз в год.

32. Незнание Холмсом литературы сильно преувеличено: он, например, читал Петрарку и не раз цитировал переписку Гюстава Флобера и Жорж Санд.

33. До завтрака Холмс обычно выкуривал трубку, набитую остатками разных табаков, которые тщательно собирал и сушил на каминной доске.

34. Обычный завтрак — яичница с ветчиной и кофе.

35. «Когда под рукой нет глины, из чего лепить кирпичи?» — если ему не хватало информации для своих рассуждений, то он предпочитал вообще не думать о деле.

36. Знаком с приемами японской борьбы «баритсу», которые использовал в схватке с Мориарти.

37. Во время своего вынужденного отсутствия в течение трех лет после трагедии на Рейхенбахском водопаде путешествовал по Тибету, посетил Лхасу, провел несколько дней у далай-ламы, объехал Персию и побывал в Мекке. Отчет о своем путешествии представил в Министерство иностранных дел.

38. После этого на юге Франции, в Монпелье занимался исследованиями каменноугольной смолы.

39. Восковая фигура Шерлока Холмса, которую он использовал в качестве приманки для Себастьяна Морана, была выполнена г-ном Менье из Гренобля.

40. В минуты душевного напряжения Холмс не мог и думать о еде: «Я не могу сейчас тратить энергию на пищеварение».

41. «Истинный джентльмен не должен думать о риске, когда женщина отчаянно нуждается в его помощи».

42. Любимое оружие — охотничий хлыст со свинцовой рукоятью.

43. Холмс хранил в квартире кипы старых газет, и кроме этого, альбом газетных вырезок.

44. В этот альбом он изо дня в день вклеивал вырезанные из лондонских газет объявления о розыске пропавших, о месте встреч и т.д. Холмс называл его «коробом необычайных происшествий», «разноголосицей стонов, криков и нытья». Альбом был дополнен указателем и перекрестными ссылками.

45. Холмс частенько посещал картинную галерею на Бонд-стрит. Особенно его интересовали бельгийские художники.

46. Послушать Холмса, так он — настоящий аскет: «А вы знаете мои скромные требования: кусок хлеба, чистый воротничок, что еще человеку нужно?»

47. Он никогда ни с кем не делился своими планами вплоть до их свершения.

48. Ни сельская природа, ни море никогда не привлекали Холмса. Он изменял себе лишь в случае, когда оставлял городского преступника и начинал выслеживать деревенского.

49. Одна из слабостей Холмса — дорогая и расслабляющая турецкая баня. Именно там он становился менее замкнутым и более человечным, нежели где бы то ни было.

50. «... мне нравится брать противника за грудки, встречаться с ним лицом к лицу и самолично определять, из какого материала он сделан».

51. «Эти современные граммофоны — замечательное изобретение».

52. Картотека Холмса представляла собой толстый справочник, состоящий из «собственных записей подвигов и сведений, накопленных им за долгую жизнь».

53. Он регистрировал в ней разные факты, касающиеся людей и событий, так что трудно было назвать лицо или факт, о котором он не мог бы сразу дать сведения.

54. Уотсона считал не слишком умным человеком, но очень подходящим для себя партнером, потому что «партнер, пытающийся предугадать ваши выводы и способ действия, может лишь испортить дело, но человек, который удивляется каждому новому обстоятельству, вскрытому в ходе расследования, и считает загадку неразрешимой, является идеальным помощником».

55. Обладал способностью с необычайной быстротой запечатлевать в своем мозгу всякое новое сведение, но редко признавал заслугу того, кто его этим сведением обогатил.

56. Однажды в качестве благодарности за оказанную услугу Холмсу было пожаловано дворянское звание, от которого он отказался.

57. Он собирался написать небольшую монографию о пользе собак в сыскной работе. Вот ход его рассуждений о собаках: «В собаке как бы отражается дух, который царит в семье. Видели вы когда-нибудь игривого пса в мрачном семействе или понурого в счастливом? У злобных людей злые собаки, опасен хозяин — опасен и пес. Даже смена их настроений может отражать смену настроений у людей».

58. На склоне лет собирался сесть и написать руководство, в котором сосредоточится все искусство раскрытия преступлений.

59. Отойдя от дел, Холмс покинул Лондон и посвятил себя изучению и разведению пчел «на холмах Суссекса».

60. После отъезда из Лондона жил в небольшом имении, расположенном на южном склоне возвышенности Даунз, с которой открывался широкий вид на Ла-Манш.

61. Там же, занимаясь пчелами, он написал «Практическое руководство по разведению пчел, а также некоторые наблюдения над отделением пчелиной матки».

62. ... а также подружился с Гарольдом Стэкхерстом — владельцем школы, знаменитым чемпионом по гребле и широко эрудированным ученым.

63. Был всеядным читателем и обладал необычайной памятью на всякие мелочи.

64. Шерлок Холмс активно занимался расследованием преступлений на протяжении двадцати трех лет.

65. «Но не такова ли и сама наша жизнь? Разве его судьба — не судьба всего человечества в миниатюре? Мы тянемся к чему-то. Мы что-то хватаем. А что остается у нас в руках под конец? Тень. Или того хуже: страдание».

66. Некоторых клиентов Холмс получал прямо из Скотленд-Ярда. «Знаете, как врачи иной раз посылают неизлечимых больных к знахарю. Они рассуждают так: сами мы ничего больше сделать не можем, а больному все равно хуже не будет».

67. Холмс всегда думал, что из него вышел бы замечательный преступник.

68. В распоряжении Холмса был первоклассный воровской набор: фомка, алмаз для резания стекла, отмычки и все новейшие приспособления, требуемые прогрессом цивилизации.

69. Один из чуланов в квартире Холмса был завален кипами старых газет, которые он не один раз использовал для расследований.

70. Вдали от милой его сердцу Бейкер-стрит, без своего альбома газетных вырезок, без химических препаратов и привычного беспорядка Холмс чувствовал себя крайне неуютно.

71. В периоды бездействия у Холмса особенно обострялось пристрастие к наркотикам.

72. Благодаря усилиям Уотсона привычка была почти подавлена. Но «не уничтожена совсем, она дремлет; и всякий раз, как я замечал его осунувшееся аскетическое лицо и беспокойный блеск в глубоко посаженных глазах, я чувствовал, что сон неглубок и пробуждение близко».

73. Холмс обладал счастливым даром располагать к себе самых робких свидетелей, а также почти гипнотической способностью успокаивать.

74. «Мой мозг, подобно перегретому мотору, разлетается на куски, когда не подключен к работе, для которой создан. Жизнь — сплошная пошлость, газеты выхолощены, отвага и романтика как будто навсегда ушли из преступного мира. И вы еще спрашиваете, согласен ли я ознакомиться с новой задачей, хотя бы она оказалась потом самой заурядной!»

75. «Учиться никогда не поздно, Уотсон. Образование — это цепь уроков, и самый серьезный приходит под конец».

76. Загадочный Майкрофт Холмс, брат Шерлока, состоял на службе у британского правительства. Получал четыреста пятьдесят фунтов в год, занимал подчиненное положение, не обладал ни малейшим честолюбием, отказывался от титулов и званий, и, однако, был самым незаменимым человеком во всей Англии.

77. Холмс говорил, что у Майкрофта «совершенно особое амплуа, и создал его себе он сам. Никогда доселе не было и никогда не будет подобной должности. У него великолепный, как нельзя более четко работающий мозг, наделенный величайшей, неслыханной способностью хранить в себе несметное количество фактов. Ту колоссальную энергию, какую я направил на раскрытие преступлений, он поставил на службу государству. Ему вручают заключения всех департаментов, он тот центр, та расчетная палата, где подводится общий баланс. Остальные являются специалистами в той или иной области, его специальность — знать все».

78. Одной из замечательных черт Шерлока Холмса была его способность давать отдых голове и переключаться на более легковесные темы, когда он полагал, что не может продолжать работу с пользой для дела.

79. Квартирная хозяйка Шерлока Холмса, миссис Хадсон, была настоящей мученицей. Мало того, что второй этаж ее дома в любое время подвергался нашествию странных и зачастую малоприятных личностей, но и сам ее знаменитый квартирант своей эксцентричностью и безалаберностью жестоко испытывал терпение хозяйки.

80. Его чрезвычайная неаккуратность, привычка музицировать в самые неподходящие часы суток, иногда стрельба из револьвера в комнате, загадочные и весьма неароматичные химические опыты, которые он часто ставил, да и вся атмосфера преступлений и опасности, окружавшая его, делали Холмса едва ли не самым неудобным квартирантом в Лондоне.

81. Однако, он и платил он по-царски. Уотсон, например, не сомневался «что тех денег, которые он выплатил миссис Хадсон за годы нашей с ним дружбы, хватило бы на покупку всего ее дома».

82. Холмс иногда обращался за советом к брату, а тот помогал разобраться в какой-либо из проблем, считая это для себя гимнастикой ума.

83. «Этому угрюмому скептику претили шумные похвалы окружающих, и после блестящего раскрытия очередной тайны он от души развлекался, уступив свои лавры какому-нибудь служаке из Скотленд-Ярда, и с язвительной усмешкой слушал громкий хор поздравлений не по адресу».

84. Холмс никогда не посылал писем, если можно было обойтись телеграммой.

85. Поселившись однажды из-за ухудшившегося самочувствия в загородном домике близ бухты Полду на крайней оконечности Корнуэльского полуострова, Холмс заинтересовался древним корнуэльским языком и предполагал, что он сродни халдейскому и в значительной мере заимствован у финикийских купцов, приезжавших сюда за оловом. Он выписал кучу книг по филологии и взялся за развитие своей теории.

86. «Немецкий язык, хотя и лишенный музыкальности, самый выразительный из всех языков» по мнению Холмса.

87. «Нигде так не нужна дедукция, как в религии. Логик может поднять ее до уровня точной науки. Мне кажется, что своей верой в Божественное Провидение мы обязаны цветам. Все остальное — наши способности, наши желания, наша пища — необходимо нам в первую очередь для существования. Но роза нам дана сверх всего. Запах и цвет розы украшают жизнь, а не являются условием ее существования. Только Божественное Провидение может быть источником прекрасного. Вот почему я и говорю: пока есть цветы, человек может надеяться».

88. Холмс неоднократно восхищался Альфонсом Бертильоном — французским антропологом и криминалистом, предложившим собственную систему судебной идентификации личности.

89. Потеряв след преступника Холмс обычно говорил об этом, а, выйдя на след, наоборот, становился особенно сдержанным.

90. «Каждый индивидуум повторяет в своем развитии историю развития всех своих предков и ... каждый неожиданный поворот в сторону добра или зла объясняется каким-нибудь сильным влиянием, источник которого надо искать в родословной человека».

91. Обладая удивительно тонким слухом, Холмс к тому же умел видеть в темноте.

92. Холмс редко выезжал за пределы Англии: «Скотленд-Ярд без меня скучает, а в уголовном мире начинается нездоровое оживление».

93. Холмс очень редко смеялся.

94. «Я не особенно щепетилен в выборе клиентов, но что до литераторов — тут я беспощаден».

95. Сам Холмс считал своими недостатками курение, хандру и химические опыты.

96. «Человек должен обставить чердак своего мозга всем, что ему может понадобиться, остальную же утварь сложить в чулан при своей библиотеке, чтобы в случае надобности она всегда была под рукой».

97. Холмс обладал умением без всяких затруднений общаться как с нищими, так и с особами королевской крови.

98. «По одной капле воды, человек, умеющий мыслить логически, может сделать вывод о возможности существования Атлантического океана или Ниагарского водопада, даже если он не видал ни того, ни другого и никогда о них не слыхал».

99. Одна из вещиц, не вязавшихся с простыми и скромными привычками Холмса — это золотая табакерка с огромным аметистом на крышке — сувенир от короля Богемии.

100. «В чем смысл этого круга несчастий, насилия и ужаса? Ведь должен же быть во всем этом какой-то смысл, иначе выходит, что миром управляет случай, а это немыслимо».

Подписывайтесь на OFFICEPLANKTON:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *