Рубрика:

Мы поколение мужчин, воспитанное женщинами

3.10.2013_bojD5gGk9hrsX

Эту фразу я выдернул из монолога Тайлера Дердана в фильме «Бойцовский клуб» — очень запоминающиеся строчки, над которыми я после просмотра фильма много думал. В них очень точно отразились жизни многих мужчин; они лаконично выразили наше отношение к происходящему.

Мы продукты развода наших родителей, матерей-одиночек, отцов, проводивших на работе больше времени, чем дома — как быть после этого нормальными мужчинами? Часто роль отца не брал на себя никто, мужчинам не на кого было положиться, и в итоге мы имеем то, что имеем.
3.10.2013_bojD5gGk9hrsX

Без менторов и наставников многие мужчины нашего поколения потерялись, начали плыть по течению, не зная, чего именно не хватает в их жизни. Как мы дошли до этого? Не знаю. Как-то перепрыгнули из младенчества сразу в старость, так и не познав мужественности.

Исторически так сложилось, что три общественных института превращали мальчиков в мужчин: семья, религия и образование. За последнее столетие мужское влияние во всех этих отраслях снизилось до невозможности. Можно рассмотреть отдельно каждый аспект.

Семья

В доиндустриальный период дом был для мужчины одновременно и рабочим местом. Для фермера и ремесленника каждый день был рабочим, и каждый день он мог обучать своему делу сына. С ним отец работал бок о бок от рассвета до заката. Отцы учили сыновей своим примером: они не только передавали им свое дело, но и подавали пример тяжелой работы и достойной жизни.

Эти отношения изменились из-за индустриальной революции, по причине которой многие были вынуждены покинуть свои дома на земле и мастерские, чтобы обосноваться в городе. Теперь между работой и домом пролегает четкая граница. Отец уходит утром и через 10-12 часов возвращается домой. Результат этого изменения в экономике таков: дом стал женской обителью, женским убежищем в быстром и жестоком мире мужчин. Дети начали проводить больше времени с матерями, которые были для них примером добродетели и морали и старалась вырастить сыновей воспитанными мальчиками.

Такой порядок жизни (мама дома, папа на работе) продлился недолго. Многие хотели бы вернуться к этим стандартам, не обращая внимания на то, что отец, постоянно находившийся на работе, лишил их своего воспитания, и в результате создается культура, где воспитанием занимается только женщина.

По меньшей мере в этой ситуации отец всё еще рядом. Разводы стали более популярными где-то в восьмидесятых. И что потом? Ребенок остается с одним из родителей — в основном с матерью. После этого мальчик начинал видеть отца намного реже, чем когда тот был на работе. Теперь дети начали видеть отцов лишь на выходных и по праздникам. Конечно, некоторые отцы тоже воспитывают детей в одиночку, но это единичные случаи.

Образование

До середины XIX века подавляющее большинство учителей были мужчинами. Учителями не работали всю жизнь, и часто детей обучали студенты, которые по завершении курса начинали заниматься собственно своей профессией. Дети считались склонными к неподобающему поведению, поэтому им было необходимо постоянное присутствие мужчин, чтобы держать их в узде. Потом в школах начало появляться всё больше учительниц. В результате гендерная принадлежность профессии изменилась. Мальчики стали проводить значительную часть дня в школе под влиянием женщин. Потом они возвращались домой и вновь попадали в женскую обитель.

Религия

Третий общественный институт, издревле превращавший мальчиков в мужчин — религия. В течение последних ста лет она претерпела колоссальные изменения. Сейчас даже не будет речи об уместности религиозного воспитания (как по мне, так это очень спорный вопрос). Сконцентрируемся на фактах. Церковь ни у кого не ассоциируется с мужественностью, хотя там полно бородатых мужей.

Женщины гораздо религиознее мужчин, вне зависимости от времени, места и веры. Это значит, что они гораздо чаще посещают религиозные службы и тянут туда младшее поколение. В церкви ребенок всё равно находится в женском обществе. И так было всегда.

Современное положение дел

Дома отец не играет почти никакой роли, в школе преподают почти одни учительницы, в церквях молятся бабульки — разве наше поколение не воспитано женщинами? Даже если и так, то что дальше?

Тут всё сложно, прямо как мое любимое семейное положение Вконтакте (для чего оно вообще существует?). Многие вещи остаются стремными, а некоторые всё же вселяют оптимизм.

Во-первых, церковь. Конечно, после советских времен в церковь в первую очередь ломанулись опять же бабушки и их одинокие незамужние дочки. Ничего плохого я в этом не вижу, поскольку вреда в этом нет. Другие люди в церковь почти не ходят. Не вижу ничего предосудительного в том, что мальчишки не стоят часами в церквях в окружении пожилых женщин и восковых свечей — да не любая детская психика с этим справится. Подрастет — сам поймет, что ему нужно. Захочет — отправится в церковь, его дело. Этот аспект почти исчез из воспитания детей.

Теперь переходим к учителям. Ты хоть раз видел мужчин — учителей начальных классов? Мне думается, их не существует в природе. А воспитателей? Их, по-моему, тоже. Учителя-мужчины появляются лишь в средней школе, да и то их гораздо меньше половины. Возможно, как раз поэтому мальчики обычно учатся хуже девочек.

Несмотря на то, что в семье проблемы тоже не улетучились, а один из трех детей растет в неполной семье, есть причины для оптимизма: мужская роль как будто возрождается.

Многие думают, что с каждым годом разводов становится только больше. А вот и нет. Их количество начало падать, и среди пар с высшим образованием уровень разводов составляет лишь 11%. Это обнадеживает.

Надежду вселяют и чудеса технологии. Думаю, современные штуки позволят работать всё большему количеству мужчин на дому хотя бы часть времени. Ведь так? Программисты, дизайнеры, админы, да даже архитекторы — все они могут работать на дому, и это прекрасно. Это будет возрождение традиции: ремесленник 2.0.

Конечно, легко впасть в ностальгию, но мне нравится перспектива быть отцом в новом мире. Мне не надо 10 часов в сутки проводить на работе, которую я ненавижу, приходить домой, пару минут играть с детьми, а потом открывать пиво и усаживаться перед телеком. Мой отец много ездил и никогда не менял мне пеленки. Он неплохо справлялся, но я думаю, что было бы лучше, если бы он проводил со мной больше времени. Мне нравится, что теперь я не обязан выполнять агрессивную роль добытчика в семье, а могу зарабатывать на хлеб, не выходя из дома. Есть огромная разница между нами и поколением наших родителей: для нас время ценнее денег. И это не из-за лени, а потому, что мы не торопимся поскорее продать свое время и получить за это деньги: нам хочется наслаждаться моментом.

76% взрослых мужчин считают семью самым важным в жизни, а для 40% их нынешняя семья ближе, чем та, в которой они выросли.

Эта статистика показывает настоящую причину для оптимизма по поводу того, каким вырастет следующее поколение. Наверное, наших сыновей будут воспитывать не только женщины. Мы, поколение, воспитанное женщинами, всерьез вознамерились не допустить ошибок наших отцов. Мы хотим быть частью жизни наших сыновей.

Подписывайтесь на OFFICEPLANKTON:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *