Рубрика:

История и стили советских татуировок (немного текста + фото)

Soviet tatoos 3

Татуировку советского времени зачастую отождествляют с тюремными наколками — что не далеко от истины, если мы начнем говорить о процентном соотношении.

При этом не следует забывать, что советская татуировка это не только татуировка тюремная — хотя по большому счету любая татуировка воспринималась в то время через эту призму — такой сильной была связь ее с криминальным миром — и оттого порицалась. Сильно татуированных людей могли и сослать из центральных районов города, свежую татуировку в некоторых военных частях могли заставить свести не самыми приятными для описания способами. Это, впрочем, не останавливало делать татуировки не только криминальные персонажи — в различное время их делали моряки, военные, футбольные фанаты, музыканты, да и просто романтичные подростки.

У советской татуировки было множество жанров — но при этом у всех этих жанров были схожие стилистические особенности. Они вытекали из объективных причин — железный занавес и отсутствие минимального оборудования. Другими словами, увидеть мировые тренды в татуировке можно было только на фотографиях в рок-звезд в запрещенных журналах, а собирать машинки и разводить краску приходилось из подручных средств — канцелярской туши или жженого каблука. Такие рисунки имели характерный цвет и расплывались со временем, что до сих пор влияло на предрассудки у многих против тату.

История советской татуировки

Soviet tatoos 5
Макс Чирик и Face-Tattooed Club Bibirevo

В последние годы дореволюционной России татуировка переживает ренессанс — и тому было сразу несколько причин. Следует заметить, что ту же тенденцию можно проследить во всем мире — и пожалуй, только сейчас татуировка стала столь же популярна, что в начале прошлого века. На популярность татуировки в России в те годы повлияли интенсивные отношения с Японией — оттуда драконов на себе привезла вся высшая аристократия, включая даже Николая Второго и великого князя Михаила Александровича. Как своеобразный итог, в 1905-м году появляется первый письменный запрос на открытие тату-студии.

Татуировками увлекаются не только верхние чины аристократии — с конца 19 века начинает формироваться так называемое «воровское сообщество» с собственным языком рисунков на теле. После революции обе категории основных потребителей татуировки подвергаются гонениям — и татуировка после Октябрьской революции попадает в разряд вредоносных пережитков царского режима. Один из самых известных узаконенных запретов на татуировки, грозивший тюремным заключением, относятся к периоду 1937-39 г.г. В последующих уголовных кодексах запрет на татуировку в России не прописан столь явно, но татуировки по-прежнему осуждаются и тесно связываются с криминальным сообществом. Послабление в отношении татуировок происходит в период Великой Отечественной Войны — и после: их начинают делать все больше и больше людей.

С конца 19 века начинает формироваться так называемое «воровское сообщество» с собственным языком рисунков на теле.

В хрущевское время татуировки начинают мелькать в кино — появляется культовый для отечественных татуировщиков фильм Георгия Данелии «Сережа». Татуировка становится популярна, но эта популярность не идет ей на пользу — она еще сильнее связывается с криминальным миром. Ситуация практически не меняется до 80-х, и татуировка продолжает оставаться уделом заключенных, военных и моряков.

Татуировка придет в субкультуру только в 80-х — хотя первые рокеры, битники и футбольные болельщики начинают себе что-то колоть еще в 70-е годы. В 80-е субкультура начинает стремительно развиваться — появляются первые татуировщики из музыкальной среды, начинаются первые эксперименты в этой области. Татуировка захватывает все более широкую аудиторию — появляются первые цветные татуировки, всё больше людей рок-подполья делают себе татуировки.

К началу 90-х татуировка бурно развивается, открываются первые студии, а весной 1995 года в московском клубе «Эрмитаж» проводится первая тату-конвенция, одному из участников которой татуировщик Филипп Лью разрисует лицо так, что он попадет в мировой календарь «Heavy tattooed man of the world». У мастеров появляются первые машинки и чернила — хотя эксперименты в этой области будут продолжаться еще довольно долго.

Армейская татуировка

советские татуировки
Расцвет армейской или военной татуировки случился во время Второй Мировой, а позднее такая татуировка стала одной из самых распространенных в СССР. Тем не менее нельзя сказать, что эта татуировка была хоть в какой-то мере легализована. Татуировка на службе приравнивалась к «членовредительствам», и прапорщики должны были отслеживать подобные случаи, а в идеале не допускать их. При этом общее правило было таково — чем сложнее были условия прохождения службы, тем проще там относились к татуировкам: в опасных условиях прохождения службы были другие, более важные поводы для беспокойства.

Традиционные рисунки в армейской татуировке выглядят довольно просто и должны были нести прежде всего функциональную роль: рассказывать о владельце где, когда и как он служил. На татуировках можно было увидеть группу крови (особенно популярно стало это во время войны в Афганистане), изображение рода войск, годов службы, части — или символики, эмблемы войск или принадлежности к военной специальности — корабль, парашют, самолет, флаг. В каждой части существует своя традиция татуировок, хотя, традиции не запрещали небольших отступлений вроде обнаженных женщин.

Чем сложнее были условия
прохождения службы,
тем проще там относились
к татуировкам.

Татуировки моряков

Soviet tatoos 6
У моряков в СССР было исключительное и негласное право на татуировку. Прежде всего это были, конечно же, простые и символичные рисунки — якори, чайки и остальная морская атрибутика. Именно моряки привозили на себе татуировки со всего мира — или татуировки, хотя бы напоминающие иностранные. Классическим примером морских татуировок станет тот самый фильм «Сережа», где капитан на пляже снимает китель, а на нем множество кривых рисунков — морское чудовище, русалка, фехтующие морячки, и птички с короной и надписью «Нюра».

Тюремная татуировка

Soviet tatoos 8

Подробно о тюремных татуировках и их значениях мы уже не раз писали. Количество таких татуировок просто поражает. По воспоминаниях ветерана Отечественной войны и ветерана МВД России Аркадия Бронникова, в СССР было примерно 25-30 миллионов татированных заключенных, начиная с 60-х и до 90-х годов.

У советской тюремной татуировки есть свои символы для того, чтобы отмечать сроки заключения, характер преступления, даже какие-то личные черты. Но из-за массового характера она многократно усложняется — и становится удивительно подробным языком с огромным количеством знаков. После развала Советского Союза свет увидело множество тюремных архивов офицеров-криминалистов — Бронникова, Болдаева, Дубягина, изучавших татуировки заключенных многие годы. Самый знаменитый архив — Данцига Болдаева, насчитывающий 3000 татуировок опубликовало издание Fuel в виде трехтомника Russian Criminal Tattoo.

«Россия долгое время жила в изоляции, и в результате все в ней от политики до искусства пошло своеобразным путем, начало развиваться по своему, — рассказывает издатель книги Russian Criminal Tattoo, Дэймон Мюррей. – Татуировки российского преступного мира в этом смысле — очень характерный пример».

«Россия — страна, где примерно каждый третий прошел через лагерь в советское время. «Отцы» в Кремле знали цену бесплатной рабочей силы. Так что не удивительно, что наша семья прошла через советскую тюремную систему. Неудивительно также и то, сколько тюремных татуировок мы видели на пляже. Я очень хорошо помню, как рассматривал их ребенком — изображения икон, церквей, чертов и кошек. Я был поражен, мне, должно быть было 7 или 8, и я даже не знал, что это были тюремные татуировки — и я даже как-то позабыл о них, пока не вышла книга Russian Criminal Tattoo. По-русски они назывались просто — «наколки»».

РОМАН БЕЛЕНКИ
татуировщик и дизайнер

Дворовая татуировка

Soviet tatoos 2

Для тех, кто хотел татуировку, но не принадлежал ни к военным, ни к преступникам, оставалось несколько вариантов — попробовать научиться набивать самому или найти кого-нибудь, кто это делает неподалеку. Дворовая татуировка еще долго не будет связываться с субкультурой — татуировку здесь будут делать романтичные персонажи или бунтующие подростки. Как вспоминает Михаил Бастер, «еще в начале 80-х во дворе какие-то умельцы за стакан вермута кололи парусник одному знакомцу, отчаянному фанату Iron Maiden и Motӧrhead, — точно не из-за увлечения уголовной романтикой».

Субкультуры

Soviet tatoos 4

В 1980-х в советском союзе складываются субкультуры с выдержанным стилем — байкеры, панки и рокеры, в меньшей степени сюда же относятся и футбольные болельщики. Татуировка становится важным маркером принадлежности к субкультурной среде — у каждой группы появляется свой татуировщик, а у каждой из субкультур постепенно вырабатывается свой стиль. Для субкультурных татуировок оказываются важными два момента: во-первых, они противостоят — и часто даже вступают в открытый конфликт с тюремными татуировками. Во-вторых, субкультурная татуировка изобретает цвет — и тем самым еще сильнее противопоставляет себя татуировке тюремной.

«Постепенно у татуировщиков вырабатывался почерк, у субкультур — стили татуировок. Метало-рокеры, изначально предпочитавшие наносить изображения конфедератских флагов, постепенно съезжали в черепно-мозговую тему и сюжеты, как в песне «Коррозии металла» «Смерть с косой идет за колбасой». Процесс в субкультурной среде развивался стремительно — перемещающиеся между городами подростки обменивались информацией, переезжали и сами оседали в других городах.

Наша история рок-н-ролльной татуировки мало чем отличается от зарубежной, но, конечно, имеет свою специфику, потому что она разворачивалась с задержкой на два десятилетия. Как человек, плотно соприкоснувшийся с этими чудачествами во второй половине 80-х, могу сказать, что мы многое получили с Запада в готовом виде, хотя информация просачивалась по крупицам — через иностранные журналы и кадры с видеокассет.

Сейчас уже можно не кривить душой и признать, что не то что с татуировками, а даже с одеждой у многих музыкантов 1980-х были проблемы. Впрочем, личности, на которых присутствовали какие-то «клейма» небольшого размера или надписи на иностранных языках, были. Помню татуировки у Ника Рок-н-Ролла, у покойного Гриши Сологуба («Странные игры»), у ребят из питерской хеви-металлической группы «Фронт». В Питере татуировок было больше: там существовала группа лиц, лавировавшая между панк- и рокабилльной эстетиками, практически вся ныне покойная, — Вилли, Слава Книзель, Юра Скандалист. В Москве тоже были отчаянные персонажи, окунувшиеся в тату-эстетику с головой, — например, бас-гитарист ВИА тяжелого звучания «Мафия» Максим Чирик, который еще в 1984 году сделал себе надпись на лбу HMR, что означало Heavy Metal Rock. По тем временам это была серьезная заявка на асоциальность — иностранные надписи раздражали милиционеров, начитавшихся методичек и невесть что навыдумывавших по поводу молодежных субкультур.

А времена были непростые — середина 1980-х, тотальный дефицит многих товаров народного потребления. На московских полках в какой-то момент не оказалось не только красок, но и туши — ленинградской, завода «Колибри», которой делали татуировки цветом — черным, синим, красным и слегка зеленым. Цвет — это было крайне важно, поскольку татуировки новой культуры должны были отличаться от татуировок ранее существовавшей — криминальной. Уголовники работали «жженкой» — краской, полученной из жженой резины и мочи, которая использовалась как антисептик»

Soviet tatoos 3

«Ну, где-то в году 82-ом, мне тогда 14 лет было. И был я таким нормальным советским пареньком, которому друзья-подонки взяли и спящему набили на лице автографов... А потом как в фильме о мальчике Сереже, начали ставить точки/крестики. Потом, собственно, надписи культовые, типа «ХэМэРэ» пошли, которые писались подростками повсеместно на остановках. Сначала полоски какие-то рисовали, а потом решили, что даблью круче. Но, все-таки, первая осмысленная татуха была про «хеви метал».

К середине 80-х и позднее когда начался видеобум, до подростковой среды докатились видеофильмы «Улицы в огне», «Таксист», «Мэд Макс», «Разборки в Малом Токио», когда появилась ориентированность на татуировки как субкультурную атрибутику. Вскоре в крупных городах уже имелось достаточное количество молодежи, о чьих татуировках уголовники пренебрежительно отзывались как о бессмысленных портачках. Но их становилось все больше и больше. И в какой-то момент появились первые цветные изображения, что окончательно определило иное развитие этого направления социального маркирования».
— МАКС ЧИРИК

Итоги

Soviet tatoos 7

Оценивать итоги советского времени непросто — с одной стороны, татуировка прошла долгий путь, с другой — кажется, что она топталась на месте. В советском союзе возник уникальный язык тюремных татуировок, который вызывает восхищение у лучших мировых мастеров — но при этом трудно воспринимать тюремную татуировку, как хоть сколько-нибудь искусство.

Татуировка в советское время в принципе лишена права относиться к искусству — «портаки», «наколки» и т.д. несут в себе множество разных целей и смыслов кроме одного, первичного для татуировки — украшать тело. И корни у этого феномена, наверное, глубже, чем просто гонения и запреты — татуировка всю свою историю развивается как подпольное искусство, и в одной из наших статей мы перечислили только несколько из этих запретов.

Тот факт, что татуировка в советское время не приобретает своей декоративности и эстетики, связан скорее с общей системой советских ценностей, в которой бытует пренебрежение мещанством и осуждение излишней заботы о внешнем виде — той системы ценнностей, результаты которой мы до сих пор пытаемся преодолеть. Смена этой парадигмы случается в самом конце советского времени — и именно в эту эпоху и появляются первые мастера с собственным почерком, которые будут определять татуировку в раннее постсоветское время.

Татуировка в советское время пребывает в тотальной изоляции и удивительным образом существует полностью без инструментария и контекста, развиваясь как своеобразная вещь в себе. Каждый, кто занимается татуировкой, вынужден изобретать собственную америку — смешивать красящую смесь, собирать машинки разных моделей. Советская татуировка проходит под грифом экспериментальной — но такой она будет оставаться еще долгие перестроечные годы. Об этом мы собираемся рассказать в следующей статье.

Подписывайтесь на OFFICEPLANKTON:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *