Рубрика:

Современные интернет-писатели:Ракетчик. Рассказы

8

8

Вчера на ночь глядя понесло в магазин. Не по делу, просто. Поболтаться перед сном.
На улице — красота. Тишина. Снег валит. Машин нет, людей нет. Только под фонарем мамочка с коляской читает книжку.
Идём. Навалило уже изрядно. Шкет впереди, тропит дорогу, изображая инопланетное боевое транспортное средство.
И без умолку тарахтит.
Он мне как-то однажды сказал.
— Па-аап!
— Ну?
— Я знаю, почему ты меня всегда с собой берёшь.
— Почему, сынок?
— Я болтаю, и время летит незаметно.

Так-то оно конечно. Под это тарахтенье хорошо просто идти и думать о своём. Если б не эти постоянные контрольные вопросы в голову.
— Па-аап?!
— Ну?
— А ты думаешь что сильнее, посох Бо или лазерный меч?
— Не знаю, сынок.
— Посох Бо! Знаешь, почему?
— Нет.
— Потому что бла-бла-бла...! (Тут следует подробное описание и сравнительные характеристики посоха Бо и лазерного меча)
— Ясно?
— Ясно, сынок.
— Па-аап?!
— Да, сынок.
— А ты знаешь, кто в Лего Звёздных Войнах самый главный?
— Не-а.
— Этот зелёный, с магией. Знаешь почему?
— Нет.
— Ну, там если на звездолёте... (Дальше следуют характеристики всех самых главных в зависимости от выбранного места действия)
Три кита, три поросёнка, три вопроса, на которых зиждется наше взаимное сосуществование — «Па-ааап?», «Знаешь почему?» и «Ясно?» Они как галактики, всё пространство между которыми наполнено межзвёздной пылью из черепашек, букуганов, звёздных войн, и соников.

Однажды мы по глупости сели в александровскую электричку.
Александровские электрички отличаются от остальных тем, что люди в них живут. Во всех прочих люди ездят туда-сюда, на работу, и просто так. А в александровских — живут. Спят, кушают, размножаются, и осуществляют прочие естественные потребности. Поэтому мы стараемся в такие электрички не садиться. Это как в чужую квартир без спроса войти. Сразу сотни глаз — Пушкинские? А чо припёрлись?

Ну вот. А тут угораздило. Ну и мы встали так тихонечко у двери, что бы не отсвечивать. Мест всё равно же нет, это ведь александровская. И смотрим, мест нет, а прямо недалеко от нас у окна сидит такой толстый дядька с чебуреком, и возле него лавка совершенно свободна. Как ни странно. И только мы хотели на эти места просочиться, глядим — шлёп, уже занято. Парочка, гусь да гагарочка, он в очках, она в папахе. Чопорные такие, с брезгливым выражением на лицах. Они перед нами как раз вошли. Не старые, лет по тридцать. Возраст такой, ещё жить и жить, а они друг другу уже надоели хуже горькой редьки. Ну вот, и эта парочка пристроилась на эти свободные места. Причем гусь сел с краю, а гагарочка оказалась между ним и чебуреком.
Толстый мужик у окна был внешне типичным представителем александровской электрички. В одной руке у него был чебурек, в другой бутылка пива, он прихлёбывал по очереди того и другого, и хотел общения от всех, до кого мог дотянуться. Наверное, поэтому присесть к нему никто не рвался. Так что когда рядом оказалась дама в папахе и каракулевой шубе, он хищно осклабился, сказал «Ого!», аккуратно вытер чебуреком рот, и ткнул в шубу бутылкой.

— Я когда в ВДВ служил, у нас знаешь как? — без предисловий начал он романтическую беседу.
Дама брезгливо поморщилась и сделала вид, что это всё её никак не касается. Чудная. Как будто танку есть разница, какой вид вы делаете при его приближении. Мужик, не обращая на её реакцию никакого внимания, продолжал.

— Мы их знаешь как держали? Мы их блять вот так держали!!!
Тут он протянул даме огромный волосатый кулак с чебуреком, и сжал пальцы. Из чебурека на даму потекло. Дама дёрнулась, и ударила локтем в бок своего спутника. Тот перестал делать вид, что читает покет-бук, и поправил очки. Потом строго посмотрел на толстяка и сказал высоким голосом.

— Руки уберите!
Мужчина с чебуреком посмотрел на свои руки и удивлённо спросил.
— Куда? Куда же я их уберу?

Тут надо сказать вот что. Вероятно у вас из моего рассказа может сложиться неверное представление, будто этот мужчина вел себя как-то по хамски, вызывающе, или даже агрессивно. Вовсе нет! От него не исходило вообще никакой опасности. Наоборот, он был добродушен, и предельно доброжелателен. И вся проблема заключалась только в его неуёмной, неконтролируемой жажде общения. Так что и предъявить-то ему было особо нечего. Поэтому мужчина в очках сказал своей спутнице.
— Давай пересядем.
И они поменялись местами.
Теперь дама оказалась с краю, а мужчина в очках — возле чебурека. А тот никакой разницы даже и не заметил. Он повернулся к соседу, и сказал.
— Не веришь? Щас я тебе докажу! Подержи-ка...

Он сунул мужчине в очках в руку бутылка пива, и стал шарить себе по карманам в поисках доказательств. Из карманов стала появляться масса вещей известного и не очень предназначения. Вещи эти он сперва складывал себе на колени, а когда там не осталось места, стал складывать на колени соседу в очках. Который с недоумением держал бутылку и возмущенно поглядывал на свою даму, как бы ища у неё то ли сочувствия, то ли поддержки. Меж тем доказательства обнаружены видимо не были, потому что здоровяк снова толкнул очкарика, воткнул ему в другую руку свой чебурек, и принялся шарить освободившейся рукой на другой половине своего необъятного тела. Потом неожиданно резко прекратил поиски, и сказал, показывая глазами на даму.
— Ваша жена? Очень красивая. Спросите, — может быть она хочет пива? Я сам стесняюсь предложить.

— Нет! — сказал раздраженно мужчина в очках, держа перед собой на вытянутых руках чебурек и бутылку. — Она не хочет!
— А вы откуда знаете? — удивился толстый, и сытно рыгнул ему в лицо чебуреком.

Тут мужчина в очках не выдержал, встал, вернул чебурек с пивом хозяину, и парочка, вертя по проходу откляченными задами, стала пробираться в другой конец вагона.
Мы для приличия выдержали паузу, но больше желающих занять свободные места не нашлось. Тогда я спросил шкета.
— Сядем?
— Сядем! — решил шкет.
И мы сели. Причем шкет сел посередине, он не любит с краю. Тут надо сказать, что ему не столько хотелось сесть, сколько не терпелось открыть только что купленный свежий журнал. Что он и сделал, как только приземлился.
— Ухх тыыы! — открыв первый же разворот, выдохнул он. — Папа, папа, смотри!

Я посмотрел. На развороте мерзкая черепаха-мутант по имени Микельанджело мочила каких-то невероятных монстров, очередное порождение извращенного преступного ума Бакстера Стокмана. Я знал, что спокойно посидеть уже не удастся. Надо просто набраться терпения и кивать. Шкет открыл было рот, что бы затянуть своё традиционное «Па-ааап!», когда слева вдруг обозначилось какое-то движение, и здоровяк у окна задал вопрос, который задавать ему не стоило ни при каких обстоятельствах. Он ткнул пальцем в направлении разворота и спросил.
— Это он чо?!
Шкет посмотрел сперва на чебурека, потом на меня. Глаза его засветились надеждой. Я пожал плечами. Мол, поступай как знаешь. Шкет радостно набрал полную грудь воздуха, повернулся к толстяку, и ...

— Это же Хан! Вот видите, он стоит у входа в лабиринт? Ему надо пройти весь лабиринт, и найти всех Пурпурных Драконов. Если он найдёт всех Пурпурных Драконов, тогда он сможет загрузить в центральный сервер виртуального червя убийцу. Но Эйприл предупредила черепашек, и Рафаэль с Донателло...
Шкет захлёбывался словами как приговоренный перед казнью, зная, что второго шанса ему никто не даст. Он тараторил без пауз и передышек. Чебурек сидел как ударенный пыльным мешком. Ему открывались новые измерения. Наверное, он первый раз пожалел, что так некстати открыл рот. Несколько раз он предпринимал попытку сбить ребёнка с темы. Куда там! Он только напряженно хватал ртом воздух, безуспешно пытаясь впихнуть хоть пол-буквы в плотную вязь шкетова тарахтенья. Один раз, улучив паузу, когда шкет переворачивал страницу, он просто взял и отвернулся к окну. Ха! Это его спасло? Нет! Шкет встал, обогнул колени толстяка, и всунул журнал между его носом и окном.
— А вот это, видите? Это Мечерукий помогает черепашкам. Вы думаете он злой? Нет! Это просто кажется что он злой. На самом деле просто клан Фут когда-то...
Ещё недавно такой общительный толстяк повернулся ко мне и посмотрел жалобно и умоляюще. Я только пожал плечами. В конце концов он не выдержал, и вскочил.
— Пойду покурю! — сообщил он, демонстрируя всему вагону, и особенно шкету, пачку сигарет. И выскочил в тамбур.
И больше не вернулся.
Он так и торчал в тамбуре, иногда с опаской заглядывая в вагон, пока мы не сошли в Пушкино. А шкет периодически вытягивал шею в сторону тамбура, в ожидании возвращения такого прекрасного собеседника.

Этого толстяка я почему-то вспомнил, когда мы брели пустынной улицей, по снежной целине, к магазину. Я подумал, что Толстяк хоть в тамбур мог выскочить. А тут и не денешься никуда.
— Па-аап!
— Ай!
— А как думаешь, кто сильней, Соник или Микеланджело?
— Не знаю, сынок.
— Я думаю, что Соник! Знаешь, почему?
— Почему?
— Потому что бла-бла-бла-бла-бла!
Тут мы наконец дошли до магазина.
— Погоди, сынок. Давай в аптеку зайдём.
Соседнее с магазином крыльцо аптеки было заметено снегом напрочь. Мы поднялись, осторожно цепляясь за перила, и всё это время шкет тарахтел. Он тарахтел в аптеке, и тарахтел когда мы из неё выходили. А когда собрались спускаться, я сказал «Осторожнее, сынок!» Но он меня не слышал. В этот момент он как раз рассказывал что-то очень важное про динозавров. Поэтому он сделал шаг, и полетел. Тыг-дым-тыг-дым-тыг-дым! Он сосчитал задницей ровно все шесть ступенек. Потом упал навзничь, и там внизу наконец замолчал.

Я осторожно спустился следом. Он лежал, смотрел в небо, и ловил языком снежинки. Я присел рядом.
— Ушибся? — спросил я.
— Не-а! — помотал он головой.
— А что ж тогда замолчал?
— Столкнулся с суровой реальностью! — сказал шкет и радостно засмеялся.

http://raketchik.livejournal.com/144098.html

Бизнес по нашему

Знакомая торгует шубами, держит несколько павильнов в торговом центре.

А неподалёку от этого торгового центра, на рынке, сидит её злостный конкурент, Саша. Она считает, что он демпингует и уводит у неё клиентов. И если бы разрешили короткоствол, она бы лично пошла его и завалила, гада, козла вонючего. Саша этот её тоже взаимно любит, называет ведьмой, и мечтает, что б однажды ночью все её павильоны вспыхнули синим пламенем и сгорели к ебене матери. Вместе с песцами, норками, и молью. Потому что раньше Саша сидел в том же торговом центре, но «эта сучка крашеная», путём сепаратных переговоров с администрацией центра его оттуда выжила, и он вынужден был уйти на рынок.

Ну, вот такие простые, но от этого не менее высокие, отношения.

Сезон кончается, шубы надо срочно распродавать, и в минувшие выходные эта знакомая решила устроить оригинальную рекламную акцию. Знакомую эту, кстати, зовут Татьяна. И павильоны у неё, догадайтесь с трёх раз, правильно, тоже называются «Татьяна». И ещё у неё есть дочь, симпатичная длинноногая девка, то ли старшеклассница, то ли уже первокурсница, как то так. И вот в прошлую субботу берёт она свою дочь, ещё с десяток наиболее презентабельных её подружек, и наряжает их всех в самые что ни на есть пиздатые шубы из своего ассортимента. С целью, что бы они ходили дефиле в шубах нараспашку, сверкая голыми икрами, привлекая тем самым покупателей. Ясен пень, дефилировать девки должны неподалёку от входа на рынок, отбивая клиентов у вонючега козла. По ходу дефиле девки должны были раздавать визитки, и ещё у каждой в руках была такая наспех сделанная табличка с надписью «Татьяна. Дешевле только даром!» и номером мобильного телефона салона.

Успех акции был ошеломляющий!

Но немножко не такой как ожидалось.

Через час после начала акции к рынку подъехала милицейская газель, и на глазах честного народа всех этих девок, вместе с шубами, похватали, упаковали, загрузили, и увезли в сторону райотдела. Свинтили короче, как нынче принято говорить на жаргоне участников протестных акций.

Узнав об этом, хозяйка ноги в руки, кинулась своих домотканых моделек вызволять. А вызволив, на творческом подъёме, даже чаю не попив, метнулась на рынок, и вдрызг расцарапала морду своему ненавистному, ничего не подозревающему конкуренту. Будучи уверенной, что это именно он стуканул ментам на её мохнатую рекламную акцию. («Не, ну а кто ещё, слушай?!!»)

Вовремя подоспевшая охрана рынка не дала довести дело до смертоубийства, и по ходу сообщила, что это именно она, охрана, позвонила ментам по поводу девок. Потому что гуляющие в шубах нараспашку голоногие школьницы были и охраной, и ментами однозначно идентифицированы как команда малолетних неопытных шлюх, вышедшая на субботник.

Сама хозяйка, несмотря на провалившуюся рекламную кампанию, вовсе не выглядела расстроенной, а скорее даже наоборот. Секрет раскрылся просто.

— Ой, я так рада! Наконец-то морду этому гаду расцарапала! Так давно хотелось, да всё повода не было.

Вот такая незамысловатая история из жизни провинциального бизнеса произошла в минувшие выходные в одном из подмосковных городков, и была рассказана мне самими участниками. И хотя сама история овчинки выделанной не стоит, из неё при желании тоже можно сделать какой нибудь глубокомысленный вывод.

Ну, к примеру. Если вам чего-то очень хочется, а повода нет — не ждите повода. Создавайте сами!

http://raketchik.livejournal.com/142221.html

Подписывайтесь на OFFICEPLANKTON:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *