Рубрика:

Рыбалка. Хитрости ловли

Рыбалка-на-Пхукете-1-550x363

Увлекшись чем-нибудь в детстве или в юности, человек потом всю жизнь не в силах противостоять своему увлечению. Я в этом убеждён.

Нет универсальных правил и в этом виде досуга. Никто не знает всех хитростей, связанных с возможностью рыбу поймать или не поймать.
Есть рыбаки явные, а есть и скрытые. Они считают рыбную ловлю занятием, не нуждающимся в публичной огласке.

Я, скажем, не знал, что мой приятель-атомщик еще и заядлый любитель посидеть с удочкой на берегу водоема. Узнал я об этом случайно, когда он мне позвонил и спросил: «Ты как насчет поудить?»

Сам я никак насчет поудить, а вот он – очень даже приличный мастер. Он презирает тех, кто обычно ловит вблизи какой-нибудь плотины, но уважает тех, которые ловят там, где под корягой обитают водоплавающие безмолвные существа, то есть рыбы. Одет он на рыбалке в неброскую старую куртку, серую кепку и еще менее броские мягкие старые кеды. Чтобы рыба его не боялась, он старается не отбрасывать тени на поверхность воды. Но главными врагами успешной ловли он считает людей, которые кричат вблизи водоемов, в них ныряют, заводят громкую музыку или поют у воды. Все это, по его мнению, способно напугать рыбу так, что она уходит вглубь и не реагирует ни на какую приманку. Также, по его мнению, совершенно не обязательно, выйдя в разгар рабочего дня на Бережковскую набережную и, закинув с этой набережной в воду крючок, поймать хорошую жирную рыбу, весом более семи килограммов. Он полагает, что такую рыбу или какую-нибудь другую с Бережковской набережной поймать нельзя. Ее надо ловить в более уединенном месте, вне шума городского и не в слишком мутной и грязной воде. И в багажнике его автомобиля всегда лежат три удочки. Он о своем увлечении говорит: «А вдруг удастся попасть к чистой воде. Знаешь, люблю в проточную чистую воду крючок закинуть».

Я наблюдал, как он это делает на берегу старинной русской реки Волги. Туда он особенно любит выезжать. И там он закидывает крючок с яростным блеском в глазах, шепча заклинание, и тот летит и опускается в воду почему-то слишком близко от берега. Тогда приятель говорит: «Вот те на! Близко от берега крючок закинул!». И вытащив его из воды, закидывает его опять. И опять слишком близко от берега. Так может повторяться раз десять подряд, а то и двадцать. А когда крючок, наконец, улетает на положенное расстояние, приятель говорит: «Ну, нормально его закинул. А червя не забыл на него насадить?».

Еще один мой приятель – не атомщик. Он – семейный человек и бывший майор патрульно-постовой службы. Они, вообще-то говоря, семейные майоры патрульно-постовой службы, по большей части самые фанатичные рыбаки. Посильнее атомщиков и даже ночных сторожей. Хотя и те тоже виртуозно ловят. С фанатичным блеском в глазах.
Russian_fishing_17

Так вот. Этот майор утверждал, что первую свою «огромную, как шпала, рыбу», поймал, когда еще при Хрущеве был невзрачным армейским рядовым. Ему тогда командир части приказал. «Ты пойди, — сказал, — мне леща поймай. И чтоб лещ был, как сом. Такая же огромная и вкусная скотина».

Бывший майор всегда имеет при себе восемь или десять приспособлений для ловли «огромной и вкусной скотины». Он, правда, считает, что от количества приспособлений успех ловли не зависит: важно знать, где поставить, когда и как рыба на личность рыболова реагирует. И как после ловли объяснить жене, что двое суток не был дома, а ни фига не поймал. Такого, конечно, с ним никогда не случается. Он давно научился так ловко ездить удить рыбу, что всегда возвращается домой с ней и сам её жарит. О нём говорят: «Наш майор с рыбалки вернулся. Правильный мужик! И жена у него баба тоже правильная. Ни разу не попеняла за то, что шпроты в банке поймал!»

IMG_3849

Если рыболов – мерзавец, вор, взяточник, подлец, прелюбодей и мусорит на природе, то он правильную рыбу никогда не поймает. Это – закон. Рыба сама знает, в какие сети ей попадать и на чей крючок насаживаться. Кстати, про свои приспособления для рыбалки еще один мой приятель и тоже заядлый рыболов отзывается с нежностью: «Десяток пенсий на них потратил». Я в этих приспособлениях плохо разбираюсь, но видел, как он, установив четыре удочки на берегу, садился в резиновую лодку и на середине реки устанавливал еще какое-то приспособление. Далее он раздевался и заходил по горло в воду, чтобы установить сеть длиной метров пятнадцать. После чего он выходил из воды и поднимал вверх палец, чтобы проверить направление ветра. Если ветер дул не в ту сторону, в какую нужно, он произносил таинственную фразу: «Щука мимо пройдет». И точно: щука проходила мимо, и еще другая рыба, и сеть была пуста. Зато на все четыре удочки ловились небольшие по размерам рыбки, которых он называл «мелкой речной сволочью» и, страшно этим расстроенный, шел в дом поспать во всем рыболовецком обмундировании до раннего утра, чтобы в утреннем тумане снова приступить к захватывающей ловле.

Есть у меня и другие приятели. И каждый из них способен что-то поймать. Один ловил в горных озерах исключительно форель, а другой в составе флотилии плавал по Тихому океану. А еще один купил за 530 долларов путевку на теплоход «Москва-Астрахань» и под Угличем удил сома: триста килограммов весом и лет под сто пятьдесят от роду. И, помню, что потом, километрах в восьмидесяти от Москвы, на специальном приспособлении для копчения рыбы оказывалось каким-то чудом до сотни мелких обитателей ближайшего водоема… И очень красивая женщина в цветном широком сарафане, без всякой удочки выходила на крыльцо и кричала: «Я тоже рыбу умею удить!»

А я не умею. Ни разу ни одной не поймал.
Нет у меня вот этой странной страсти посидеть с удочкой на берегу или выйти в открытое море, чтобы в родной порт вернуться на шаланде, полной кефали.
164489380

Эпохи проходят, режимы сменяются, а увлечение рыболовством – никогда.

Автор: Владимир Вестер.

Подписывайтесь на OFFICEPLANKTON:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *