Рубрика:

«Баян». Grubas. Рассказы

i

Родители частенько раздают своим детям щедрые обещания, но, как показывает жизнь, далеко не всегда их выполняют, ведь маме с папой лучше знать: что нужно их ребенку, а что так — пустое баловство...
i
Одну старую, незамысловатую историю мне сегодня напомнил случайно подслушанный в метро разговор.
Строгая мама убеждала сына:

— Послушай меня, ну, зачем тебе лук? Еще убьешь кого-нибудь, или сам застрелишься.
— Ты что, мама, как я из лука застрелюсь?
— Ну, не знаю, он ведь такой дорогой, ты все равно побалуешься с ним полдня и забросишь, что я не знаю? Давай лучше новый телефон тебе купим?
— Мама, но ты же обещала! Я третий класс без троек закончил? Закончил. Летом не было денег, ладно, допустим, но ты обещала, что на день рождения точно-преточно. День рождение прошло. Где лук?
— Не прошло, а прошел, грамматей.
— Ну, хорошо, прошел. Где лук? Ты же обещала, и папа разрешил.
Мама, изрядно выходя из себя:
— Что ты заладил, как дурачок малолетний, лук, лук, лук, лук? Пора взрослеть. Забудь про луки и машинки! Все!
Сын с повисшей на носу слезинкой:
— Я же так ждал, старался, учился…
— Старался – молодец, старайся и дальше. Все, прекрати ныть, выходим…

…Давным-давно, году в восьмидесятом, мой папа в очередной командировке изучал трещины и разрушения какого-то старинного карпатского монастыря, и местный сторож затащил его на свадьбу сына. Отказать было нельзя – смертельная обида. Пришлось принять приглашение и задержаться до утра.

Малюсенькое, затерянное в горах, гуцульское село.
Все очень скромно, зато горько, весело и громко. Гостей немного, человек двадцать, впрочем – это все население села, не считая грудных младенцев.
И вот пришло время безудержных танцев под баян.
Папа мой, естественно, подсел к баянисту – усатому мужику лет пятидесяти, ведь он всегда был не прочь поучиться у того, кто что-то делал лучше него.
Папа хоть и сам иногда музицировал, для дома, для семьи (в том числе и на баяне), но тот баянист оказался настоящим гуцульским Паганини, и у него действительно было чему поучиться – руки так и порхали, да и пел он задорно.
Посидел отец справа, но смотреть оттуда было как-то совсем неудобно и он пересел слева от баяниста. Что за черт? Все равно, почему-то неудобно и непонятно, что-то в той жгучей игре было глубоко не так, да к тому же, если присмотреться, то можно было заметить, что все перламутровые щечки старинного инструмента, густо испещрены глубокими, кривенькими надписями, нацарапанными, по-видимому, гвоздем. Причем, все эти вандальные царапки состояли из одного единственного короткого, но емкого и простого в написании матерного слова.
Все это казалось очень странным.
Посидел отец, присмотрелся еще, и до него таки дошло – мужик шпарит на баяне, … держа его вверх ногами. Фантастика!
Отец еле дотерпел до конца очередной песни и спросил:
— Вуйко, а что это вы, прошу пана, играете на перевернутом баяне?
Мужик нарочито изобразил удивление и ответил:
— О, спасибо, что подсказали, теперь буду знать. А так, что, плохо играю?
— Да нет, очень даже хорошо, только почему баян держите вверх ногами? И как это вообще возможно?

Музыкант попросил у хозяев маленький перерыв, выпил самогона за молодых, крякнул, заел, закурил и рассказал отцу вот такую историю:

Еще до войны, мне тогда было лет семь, я однажды на базаре увидел и услышал живого баяниста и пропал. Ночи с тех пор не спал, все мечтал о баяне.
И батько мне пообещал — «Сынку, будешь хорошо учиться и работать, накопишь денег, и тогда купим тебе баян»
Каждое лето я от темноты – до темноты пахал в колхозе, сначала пастухом, потом на ферме, потом грузчиком, да, что только не делал…

Почти всю зарплату я отдавал маме и только совсем немного откладывал, собирал на баян.
Шел год за годом, деньги по чуть-чуть копились. Иногда, правда, все накопленное приходилось отдавать на семью, время-то было голодное, не до баяна, но я снова и снова, с пустого места начинал копить на свою мечту.
И вот, уже в восьмом классе, у меня, наконец, получилось собрать всю сумму, а тут как раз в районный магазин и инструмент подходящий завезли.
Взял я деньги, никому ничего не сказал, выпросил у соседа коня и поехал за баяном.
Купил, привез домой, а батько как увидел, раскричался – «Ах ты дурень, ты дурень! На шо купил баян, когда у тебя даже кровати нет? Здоровый мужик, усы уже растут, а, как собака, на мешке с соломой спишь.
Завтра же с тобой поедем и обратно в магазин сдадим этот чертов баян. На кой он вообще сдался? Кровать тебе хоть купим, еще и на костюм останется»

Всю ночь я не спал, закрылся в чулане и царапал на своем новом баяне все эти матюги. Вы только представьте, всю жизнь мечтал, только сегодня купил, он еще краской пахнет, а я его гвоздем, гвоздем.
Жалко было до ужаса, рыдал, но царапал, чтобы его в магазин обратно не приняли…
Ох, и влетело мне тогда от батька, неделю не мог сидеть, зато видишь, баян дома остался…
(Мужик горько усмехнулся и нежно провел рукой по похабным царапкам) Теперь любуюсь, читаю, батька вспоминаю…

Ну, вот, а как начал учиться играть, мне сильно не повезло — вверх ногами его, холеру, взял, учителей-то у меня не было, подсказать некому. Да так, каждый день и тренировался, подбирал.

Только в армии мне сказали, что это не правильно, но переучиваться было уже поздно…

Подписывайтесь на OFFICEPLANKTON:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *